Наруто: Жизнь в Токио

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: Жизнь в Токио » Разное » Ромашковые дебри/бредни


Ромашковые дебри/бредни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В общем я тоже иногда заставляю бумагу краснеть)
Мое словоблудие, оно же задание в университет. Задание было написать рождественский рассказ. Преподавательница с издевкой сказала "Постарайтесь добавить оригинальности"
Я честно старалась... (тест не отбечен, так что ошибки инклюдед)

Рождественнский Рагнарек
Историческая справка:
Рагнарёк - в германо-скандинавской мифологии — гибель богов и всего мира, следующая за последней битвой между богами и хтоническими чудовищами. Согласно пророчеству, в день Рагнарёка чудовищный волк Фенрир проглотит Солнце, погрузив мир во тьму, а море выйдет из берегов, когда из глубин всплывёт мировой змей Ёрмунганд.Один сражается в битве с Фенриром и будет им убит, но сын Одина Видар тут же разорвёт пасть волка (или пронзит его мечом).
Действующие лица:
Тифон – чудовище в Древне-Греческой мифологии.
Ехидна – его жена, полуженщина, полузмея.
Медуза, Сфена, Эвриала – их дочери, горгоны - девушки со змеями вместо волос.
Орф – брат Кербера, двухголовый пес.
Сфинга – дочь Тифона и Ехидны, девушка с телом льва и женской головой.
Мойры – три предсказательницы в Древне-Греческой мифологии.
Норны – три предсказательницы в скандинавской мифологии.
Ермунганд – мировой змей, живет в океане.
Фенрир – его брат волк, прикованный к скале.
Место действия: дворец в Йотунхейме, восточный Мидгард.
Время действия: канун Рождества, незадолго до Рагнарека.

-Что за глупая прихоть? Что за нелепые капризы?…
Громоподобные бормотания с глухим гулом неслись из дальнего угла обеденной залы. Там, завернувшись в семь пледов с возмутительными изображениями каких-то оленей, вдали от жаркого камина сидел глава семейства, могучий Тифон, Тифон стоглавый, драконоликий, многоголосый и бла-бла-бла вниз по списку. Его супруга Ехидна нарочито громким щебетанием всеми силами пыталась заглушить этот ропот и пресекала любое общение детей с отцом, дабы он не нашел союзников и недовольство не вылилось в семейный бунт. Каприз легкомысленной Ехидны вылился в путешествие в снежный Йотунхем, куда их направили дальние родственницы Мойр – Норны. За подарок от греческих коллег (тонкорунная пряжа для нитей судьбы на дорогах не валяется) они предоставили им занесенный снегом замок, наполовину вросший в гигантскую скалу.
-Мама, - Медуза была единственным членом семьи, кому улыбалось путешествие на край мира (молодой Посейдон пытался перейти в своих ухаживаниях границы катания на подводной колеснице, и очень досаждал младшей из горгон) – Мам, а когда придет эта.. Ро–дзи-ст-бо? – по слогам и безжалостно коверкая иностранное слово спросила она. Вопрос застал Ехидну врасплох, но так как гул из дальнего угла усилился она поспешно ответила:
-Дорогая, стоит подождать, ты же знаешь, эти северяне такие медлительные.
Змеи на голове Медузы недовольно засуетились и потянули хозяйку поближе к спасительному теплу камина. Сестра Эвриала убежала знакомиться с  Еринмунгандом, она же благоразумно старалась держаться подальше от воды, и ничуть не жалела, что променяла тепло и сонное спокойствие семейного вечера возможности увидеть хваленного мирового змея. Молчание было прервано хлопком входной двери и мощным потомком ледяного воздуха, принесшего стаю белых мух, которые к всеобщему удивлению исчезали, подлетая к камину.
-Ма-а, - громовой рык, в котором можно было лишь угадать какие-то членораздельные звуки расшатал вековые стены замка.
-Орф с прогулки пришел, - лениво заметила Сфинга, не открывая глаз. Но младший брат Кербера (который к величайшему разочарованию Ехидны не смог отпроситься у Аида на несколько недель семейного отпуска) не проходил в зал, а продолжал громко звать мать.
-Глупый, младший брат, - прошипела Сфена и змеи дружно присоединились к злобному шипению. – Закрой дверь, тепло выходит!
Со струей ледяного воздуха уже сотнями влетали белые насекомые, легонько кусали голые руки и лицо и тут же исчезали, оставляя на пальцах, тех кто хотел прихлопнуть надоедливую мошкару, капли воды. В конце концов Ехидна не выдержала и вышла в холл, где переминался с лапы на лапу заснеженный Орф.
-Что случилось, сынок?
Гулкий рев, подобный камнепаду огорошил её. Лишь по изменению интонации можно было догадаться, что он что-то весьма эмоционально рассказывает матери.
-Милый, артикулируй лучше я тебя не понимаю, - ласково поправила его мать.
-Он сказал, что встретил волка, - Сфинга не торопясь подошла к брату и матери, мерно раскачивая хвостом с песочной кисточкой на конце. – Он рассказывал, про волка в скале, - скучающе уточнила она, плавно махнув мягкой лапой в сторону высокой скалы, из которой «вырос» их замок. Довольный, что его поняли Орф проревел еще что-то, обращаясь в основном к сестре, которая благодаря страсти к загадкам и всевозможным лингвистическим задачкам, легко разгадывала его невнятную речь. Сфинга вздохнула:
-В общем там волк, закован в скалу и вроде у него меч в пасти, да? Ну так вот, Орфу его жалко, он его на ужин пригласить хочет. Как трогательно, - ухмыльнулась она.
-Дорогооой, - засуетилась Ехидна, - дорогой, наш мальчик подружился  с кем-то, можно мы его пригласим на ужин?
«Дорогой» передразнил визгливый голос жены и проворчал, что она может пригласить любой нормандский сброд, ему важен лишь сам ужин, которого он, между прочим, уже устал ждать. Не обращая внимания на это Ехидна провожала ласково увещевать, расписывая несчастную судьбу зверя, застрявшего в скале. С каждым её словом его судьба становилась все печальнее, и в конце все свелось к слезовыжимательной драме о бедном волчонке, волею рока закованном в ледяном плену нордических скал.
-Я сейчас разрыдаюсь от жалости, - огрызнулся Тифон, - от меня-то ты что хочешь?
-Достань его оттуда, - отчеканила Ехидна, добавив голосу железных ноток. Несмотря на продолжительную лекцию о хитрой змеиной натуре своей супруги, а так же бормотания на тему «надо было жениться на женщине-рыбе, они хотя бы молчат», Тифон гордо завернулся в километровый шарф и потопал вслед за радостно скачущим Орфом. Младший отпрыск хтонической семейки радостно вилял хвостом, выбивая из столетних каменных плит вековую пыль, и с щенячьим восторгом смотрел на отца.
-Пока мальчики ходят за гостем надо себя привести в приличный вид, - запричитала Ехидна. Последующие 2 часа она носилась из обеденной залы в свою комнату, покрикивая на дочерей. Сфена и Медуза увещевали своих змей лечь в какую-то сложную прическу, в истерике тыча пальцем в керамическую амфору, где голова красотки в легкой тунике была увенчана волнистой короной пышных кудрей. Змеи путались, кусали друг друга, вертелись до головокружения и в итоге повисли унылыми сосульками, подобно тем что сползали со скалистых выступов. Сфинга с легкой полуусмешкой следила за страданиями сестер, лишь нервно пляшущая по полу бархатная кисточка хвоста, выдавала её недовольство поднявшейся суетой.  С периодичностью в  полчаса скала содрогалась, и сосульки украшавшие выступы стен с жалобным дребезжанием падали и разбивались. Этот звон и грохот, вносили в ожидание нервозность.
-Им пора уже вернуться, - с недовольством протянула Сфена, обходя мощный дубовый стол. Змеи заметно оживлялись каждый раз когда она проходила мимо блюда с лягушками в кляре и с тихим свистящим шипением увещевали хозяйку плюнуть на гостей и приступить к пиру. В тот самый момент, когда её рука потянулась к тарелке, с грохотом растворилась дверь.
-Зевс бы побрал эту погоду! Невозможный холод! - рычание Тифона с гулом пронеслось по каменным коридорам и эхом достигло ушей его супруги.
-А, дорогой! Вы наконец-то пришли. Добро пожаловать, - лишь мельком взглянув на мужа, она направилась с распростертыми объятьями к гостю. – Вы наверное жутко замерзли? Право, вы нашли неправильное место для игр. Детям опасно без взрослых. ..о да кстати! Ведь ваши родители не будут против того, что мы вас украли на этот вечер? – Ехидна волокла гостя за руку, не слушая его смущенных бормотаний.
-Ты можешь оставить парня в покое?
-Да-да, конечно, милый.. Позвольте представить это мои дочери: Сфена, Сфинга, Медуза. Кстати как вас зовут? – она наконец-то выпустила оледеневшую лапу из своих цепких пальцев и замолчала, милостиво разрешая гостю вставить своё слово.
-Фен-рир, - смущенно ответил волк, опасливо озираясь. Его шерсть была покрыта тонкой кольчугой сосулек, а лапы онемели от холода. Звериное чутье не предупреждало его об опасности, но возможно лишь потому, что огромная волна разномастных чувств захлестнули его с головой. Все его чувства были обострены: обоняние от дурманящих ароматов жареной дичи, розовых бычьих хребтов и дымящихся золотых ломтей кабанины, зрение от искр огня, пляшущих на битом стекле сорвавшихся с высоты уступов сосулек, слух от беззаботного смеха и шутливой перебранки, которую затеяли младшие горгоны. Мощные, волны жара от пышущего камина окатывали его с ног до головы и обволакивали теплом. Это было так непривычно после ледяного плена, что обмороженные лапы зудели и саднили.
-Сильно замерз? – глубокий грудной голос старшей дочери, Сфинги, вывел его из ступора.
-Я? Это.. нет, не очень, - Фенрир смущенно прижал уши к голове, словно боясь, что девушка-лев, могла  в любой момент ударить его тяжелой лапой. В том, что в плюшевом мехе скрываются острые как лезвия когти, он не сомневался.
-Не бойся ты, здесь все свои, - с загадочной улыбкой произнесла она и направилась к столу, к которому уже, суетясь и бурно размахивая руками, подзывала всех хозяйка. Понять до конца смысл фразы «все свои» он смог лишь к концу застолья. Через четыре часа отец семейства, наконец, довольно отвалился на спинку мощного кресла и сложил руки на вздувшемся от обильного застолья животе.
-Ну что, мать, может и не плохо, что мы сюда приехали, – добродушно заявил он. Женская мудрость пересилила змеиную язвительность, и Ехидна лишь благосклонно улыбнулась, не начиная выяснения отношений с сакраментального «ну я же говорила». Орф с упоением глодал кость, разлегшись между двумя креслами у камина. На креслах, сморенные теплом и сытным ужином, дремали Медуза и Сфена, а змеи на их головах сплелись в благодушно посапывающий клубок. Никто за вечер, ни разу не посмотрел на Фенрира с высокомерностью, презрительным снисхождением или жалостью. Ехидна была любезна и ласкова, грозный отец семейства иногда по-дружески хлопал по спине, так что у него трещали кости, Орф не переставал развлекать его восторженными рассказами про их родину, и даже беспрерывное кокетливое хихиканье младших горгон (что кстати его очень смущало) льстило ему и добавляло уюта семейному застолью. Огонь в камине почти потух и скоро должно было взойти солнце, Фенрир с тоской глядел на потухающие звезды догорающих углей.
-Что такой понурый? Спать хочешь? – тягучее мурлыканье Сфинги, нарушило невеселые размышления.
-Нет, я просто так, - Фенрир до сих пор смущался в присутствии этой царственной особы, все застолье хранившее задумчивое молчание.
-Куда ты теперь?
-У меня дела остались, вернее только начинаются, - волк тяжело вздохнул и опустил грузную голову на лапы. – Вы бы уезжали поскорее, тут скоро суета такая поднимется..
-Солнце взошло, - Сфинга похоже не слышала последней фразы. – Ты знаешь, что такое за колесо как всякое живое существо рождается, взрослеет, стареет, умирает и рождается вновь? Мне про него Мойры рассказали.
-….
-Солнце, - Сфинга смерила его тяжелым взглядом, - Ничего вы северяне не знаете, - обречено покачала она головой. – Ладно, останешься на завтрак?
-Нет, мне нельзя наедаться, - Фенрир оторвал взгляд от погасшего камина и посмотрел в высокое узкое окно. В густом тумане, застлавшем даже небо, плавало солнце, жалко барахталось, не в силах развеять тяжелую муть.
-Скажи оно правда возродиться? – обернулся он на пороге, когда уже закончил приносить свои извинения за поспешный уход хтонической семейке, и вопросительно взглянул на Сфингу.
-Разумеется, все возвращается на круги своя… - её философские изыскания были прерваны радостным восклицанием Ехидны:
-Не забивайте голову, мальчик мой. До скорого, я уверена мы еще увидимся!
-Вряд ли, - волк уже вышел из замка и побрел по заснеженной тропинке, но прежде чем свернуть за скалистым выступом он обернулся и громко крикнул, - Но я постараюсь!!!
Гулкое эхо еще долго носило обрывки его фразы по скалистым ущельям.

Отредактировано Hanabi Hyuuga (2009-09-08 20:30:42)

0

2

Бренди это гадость )))
Про Рагнарек я писал. Как нибудь выкину, хотя сомневаюсь что стоит это делать ))))

0

3

Hyuuga Neji
выкладывайте, чего уж там))

0


Вы здесь » Наруто: Жизнь в Токио » Разное » Ромашковые дебри/бредни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC